Украинская журналистка в Варшаве: Поляки, немцы, итальянцы, шведы едут на украинскую границу, чтобы помочь

0
5660

Журналистка и преподаватель Vistula University Елена Бабакова рассказала НВ о том, что происходит на польско-украинской границе и как поляки обращаются с беженцами

— Как восприняли поляки, польское руководство и политики то, что происходит в Украине? И что они конкретно говорят и делают?

— Если мы говорим о политических отношениях, то все понятно: Польша поддерживает и поддерживала территориальную целость Украины. Польша уже официально высказалась за начало процедуры рассмотрения заявки Украины на вступление в Евросоюз. Так что в этом плане все понятно, мне кажется, и здесь никаких сюрпризов нет.

— А как реагируют обычные поляки? Что они говорят, что пишут?

— Если вспомним события 2013−2014 года, когда была Революция достоинства, то с конца ноября до середины мая выпуски новостей и первые полосы газет были об Украине. Сейчас, мне кажется, происходит то же, только еще умноженное. То есть споры, которые были в последние годы, забыты. Если только кто-то в соцсетях — какие-то ультраправые политики — начинают ставить вопрос об исторической памяти, то быстро получает по голове, причем даже от более умеренных правых.

Варшавский Центр изучения миграции Варшавского университета и неправительственные организации где-то с середины января начали долбить правительство, прежде всего МВД: что вы будете делать, если в Украине начнется полномасштабный конфликт. МВД делало общие заявления и только за 10 дней до российской агрессии министр дал воеводам задачу, чтобы они уже связались с самоуправлением и попросили оценить их жилищный фонд. Мне кажется, что к российскому вторжению даже не все самоуправления успели откликнуться, то есть отзывались какие-то единичные, вроде Кракова, в котором говорили, что оборудовали места для беженцев на стадионе.

— А что сейчас происходит? Куда направляют украинцев, пересекших границу?

— Поляки в этом плане похожи по темпераменту на украинцев: когда начинается «жопа», они начинают быстро организовываться. Пока ситуация выглядит так. В первую очередь, поехали те украинцы, у кого здесь уже есть какие-то контакты — семья, близкие друзья. Вторая история — сильное волонтерское движение именно в Польше: сотни людей поехали на украинскую границу своими машинами кого-то забирать, везут туда еду, детскую одежду. Я знаю, что в день собрали несколько десятков детских кресел для машин, чтобы перевозить детей. Это и диаспора, и поляки сами. Кстати, немцы приезжают, итальянцы, испанцы, шведы. Я знаю, например, что сейчас из Перемышля можно непосредственно выехать бусиком в Мюнхен, Милан и Барселону. Вдоль границы есть несколько центров, создавших местное самоуправление. И идея была сначала такова, что вот в эти центры могут обращаться приехавшие в чистое поле, у кого ни семьи, ни друзей. И там как раз можно будет получать базовую информацию. Но ситуация такова. Ты сутки ехал в Украине, потом еще сутки стоял на границе и сейчас ты будешь еще стоять в какой-то очереди к палатке, где тебе будут рассказывать, какие у вас есть варианты для поселения.

— А что после палатки?

— На самом деле, самое сложное — это проехать по Украине и дождаться в этой очереди на границе. Как только ты попал на КПП, выпускают всех: на просроченных документах, без вклеенных фотографий, с непонятно какими документы и тому подобное. На польской стороне принимают всех: внутренний паспорт, просроченный внутренний паспорт, пластиковый и т. д. Печати даже не всем ставят — настолько быстро ушло это обслуживание.

И теперь так: тебя знакомые сразу забирают от границы и везут где-нибудь поспать, отдохнуть. Или ты идешь в этот центр: тебе находят на месте волонтера, который находит машину и везет к кому-нибудь из местных.

Но есть, например, гостиницы, спортивные сообщества, которые свои залы переделали под ночевку. Не говоря о том, что сам вокзал в Перемышле — это сейчас как один большой центр для беженцев: там спят люди, которые только приехали и должны ехать дальше.

Мы уже видели вчера, что было решение Европарламента: все уезжающие в ЕС украинцы имеют право пребывать на территории любого государства ЕС 3 года с правом на работу, социальную помощь и бесплатное медобслуживание.

Польша еще собирается какие-то свои законодательные «плюшки» вводить. В настоящее время идут две дискуссии одновременно. Первое: могут ли эти люди работать? Если мы видим украинскую миграцию 2014−2021, 99% украинцев здесь работают или учатся. Они не субъекты социальной помощи.

Другое дело, что сейчас приехали мамы с кучей маленьких детей. Я не уверена, что у этих женщин есть физические и психологические силы сразу устраиваться на работу. Плюс на польском рынке труда болтается где-то 200 или 150 тыс. вакансий, но это промышленность, например, фабрика.

Вторая дискуссия: волонтерство — это хорошо, люди берут ночевать украинцев, но долго это не может продолжаться. И в какой-то момент должно включиться государство. Неофициально я знаю от знакомых, которые участвуют в консультациях над законопроектом, что у государства большое желание перебросить это на самоуправление. Самоуправление пищит, потому что у них просто у самих средств нет. В Польше недавно прошла налоговая реформа, и это финансирование самоуправления и так ограничила.

— Беженцы на улицах не остаются?

— Нет. Даже те, кто приезжает на вокзал Варшава западная — это самый большой автобусный вокзал польской столицы. Там сразу несколько волонтерских пунктов, там дежурит куча людей. Беженцев пытаются распределить, поселить, накормить, обогреть.

Мне кажется, что ситуация, которая не так радостна, — это иностранцы, которые едут из Украины. И здесь есть две истории. Одно — это граждане не европейских государств. По Польше идет волна российской дезинформации о том, что это никакие не украинские студенты, а те беженцы, которых завез Лукашенко и сейчас опрокинул в Украину. Сейчас система чуть-чуть наладилась. Включились неправительственные организации, включились волонтеры — этим людям тоже помогают.

— А сколько примерно украинцев в Польше?

— Есть информация о тех украинцах, кто пересек границу. На сегодня это уже 1 миллион 40 тысяч. Из них более 500 тыс. — это в Польше. То есть где-то в районе 55% уехало через Польшу. Но из моих знакомых большинство в Польше не осталось. Они поехали к другим друзьям дальше — в Германию, Италию, Испанию, Норвегию и т. д. Кто в последние дни ездил на поезде Варшава-Берлин, то говорят, что там одни украинцы. Тем более что европейская железная дорога сделала украинцам бесплатный проезд.